ХРАМ СВЯТИТЕЛЯ ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО
Московская Епархия Сергиево-Посадское Благочиние село Васильевское
Новости
Объявления
Поиск в православном интернете: 
Каталог православных сайтов
Московская епархия Русской Православной Церкви
Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru
Православие.Ru

Ничего не проходит просто так!

Преподобный Нектарий при жизни иногда рассказывал верующим об удивительном случае, приключившемся с ним лично… Однажды играя, будучи еще совсем малышом, он захотел узнать, что же произойдет с котенком, если ткнуть ему в глаз. Длинная игла уже протянулась к кошачьему глазу, но благочестивая  мать вовремя заметила и перехватила руку озорника.. Позже,  будучи уже монахом, преподобный вспомнил эту детскую шалость, когда клюв колодезного журавля чуть было не проткнул ему глаз. Но только лишь слегка царапнул, скользнув  по виску…  

***

 

         Подружки-пятиклашки уныло брели через пустырь.

На этом пустом месте когда-то собирались разбить городской парк для отдыха и место расчистили. Но за безденежьем доброе дело забросили, и появилось заброшенное гладкое поле, летом зарастающее травой, соединяющее собой две части жилого городка. Начало же нашего рассказа по времени уходит в 60-е годы прошлого столетия. Тогда еще и время было относительно безопасным от хулиганских нападений. Тем более, что городок тот был закрытым, пограничным и крохотным. Образно говоря, все на виду у всех. Родителям еще не приходилось волноваться по поводу поздних возвращений школьников с уроков второй смены.

Девчушки и не торопились, не смотря на сгустившиеся сумерки. Вечерело. Снег искрился под лучами редких фонарей. Сугробы, как огромные пушистые подушки, так и манили покувыркаться. Любу и Галку это нисколечко не радовало. Больше того, они просто не замечали окружающей снежной красоты. Обычно весело щебечущие, сегодня обе мрачно насупившись, помалкивали.  

Подружки по счастливой случайности избежали «двоек» в дневниках,  но  настроение их было вконец испорчено после очередного классного собрания. Мало того, что  всех задержали изрядно после уроков,  так  к тому же их обоих занудно отчитала «царица Тамара». Так мальчишки окрестили классного руководителя за ее бесконечное желание всегда настоять на своем, порою и абсурдном мнении. «Царица» всерьез пообещала нажаловаться родителям за «длинные хвосты». У подружек же все никак не доставало времени выучить наизусть давно заданные стихи Пушкина. И сегодня был последний срок сдачи. А назавтра как раз родительское собрание…

Тропинка виляла между сугробов. Вот, наконец, и поворот к улочке, от которой до дома рукой подать. Только лишь стоит обогнуть последний большущий сугроб под фонарем.

В это время из-за сугроба показалась девочка. Она медленно шла подружкам навстречу. Галка ее сразу узнала. Это была Ирка, девчонка из благополучной семьи, дочка одной из самых строгих учительниц. На ней была нарядная дорогая шубка, в руках она держала папку. Может быть, возвращалась из музыкальной школы.

Подружки переглянулись, и словно по уговору, загородили девочке в шубке путь.

- Эй, куда торопишься? – в голосе Галки прозвучала явная угроза. Люба же выхватила из рук у девочки портфель и, лихо размахнувшись, забросила его на самый верх сугроба.

Жертва внезапного нападения испуганно молчала. Но глаза ее не молили о пощаде, как того хотелось бы Галке, а, казалось, смотрели на подружек с брезгливым ужасом. Галку передернуло от этого взгляда.

- Чо вылупилась жирная крыса! Думаешь, мамочка на помощь прибежит?! Как бы не так! – и от сильного толчка Ира полетела в сугроб. Шапочка с ее головы слетела, сама она беспомощно барахталась в снегу.

- Вот и сиди тут! Нечего нос задирать. Па-адумаешь, шубу напялила! Думаешь, красивше стала, у-у-у, кобра-жира-комбижира?!- Ира получила еще несколько пинков. Она по-прежнему молчала, лишь слезы обильно потекли по щекам.

Скоро, вполне удовлетворенные собственной жестокостью, подружки, оставив Иру на произвол судьбы, отправились домой.

Дома Галкина мама так и не спросила дочку о том, как прошел день в школе. Отчим задерживался с работы.  И мама нервничала. Ей было не до Галкиных мелких переживаний. «Хозяин» пришел поздно, внеся сильный запах перегара и разряды раздражения еще с порога. Назревал очередной пьяный скандал. Галка юркнула в комнатку, которую они занимали вдвоем с младшей сестренкой. Машинально открыла портфель, впрочем, вовсе и не собираясь готовить уроки. Нет. Она чувствовала, что просто должна себя чем-то отвлечь от унылых мыслей. Хотя это плохо получалось…

         Через несколько минут начался пьяный «вояж». Мама часто вскрикивала от ударов. Сестренка со страху забилась в угол… Нехитрые слагаемые семейного «счастья» часто доводили Галку до полной отрешенности. Тогда она старалась крепче заткнуть уши и думать о чем угодно, только не о том, что в данный момент происходит в доме. После кошмарной ночи, Галка опять не выполнила домашнее задание. В школе ее снова прорабатывали. В наказание оставили мыть пол в классе после уроков. Галка, плохо спавшая ночью, была как-то безучастна ко всему происходящему. И всего лишь один раз за целый день вспомнила, как обидели вчера Иру, когда нечаянно в школьном буфете столкнулась с ее матерью. Та посмотрела на Галку своим обычным дежурно-строгим взглядом и молча прошла мимо. У Галки не хватило сил даже удивиться. Девочка очень хотела спать и зевала поминутно…

         Назавтра, уже отоспавшись, благо, дома было тихо на этот раз, кое-как Галка подготовилась к урокам. На географии (окна кабинета как раз выходили на пустырь), глянув в окно, она вспомнила свою внезапную вспышку ненависти к учительской дочке, Иринин презрительный взгляд и всю последовавшую за ним мерзкую сцену. Сегодня она страшно презирала за все саму себя. Что-то похожее на угрызения совести пробудилось в сердечке. Галке было стыдно и горько за все, что произошло. Больно оттого, что ничего невозможно изменить. До самых мелких деталей  вспомнилось вдруг все детали их дикой выходки.   На душе было препротивно. Оглянулась на Любу, та, как ни в чем ни бывало, вертелась на парте и болтала с соседом.

Об этом случае подружки вслух ни разу не вспоминали потом. Галке же так и осталось непонятным, почему Ирина мама никак не отреагировала на жестокую обиду, нанесенную дочери. Ведь не могла же та, в самом деле, промолчать дома!..

Прошли недели, месяцы… Со временем как-то стушевалось воспоминание о случае проявленной собственной жестокости. Во-первых, подружка Люба давно уехала с родителями из города. Во-вторых, Иру Галка встречала крайне редко, почти никогда, они и учились-то в разных школах. Так бы все и затерлось в памяти со временем … Только не случайно же говорят: ничего в мире не проходит просто так! Вот тут-то и начинается новый виток старой истории, который можно озаглавить: «возмездие».

Прошли совсем незаметно годы. Сама Галка давно стала мамой, даже не одного ребенка. Работала в таком месте, где была не только на  виду у всех, но и пользовалась уважением многих людей в городе. Безусловно, события детских лет давно позабылись: как хорошие, так и плохие. Линия судьбы стремительно неслась своим чередом. Кадры жизни менялись так же быстро, как это происходит в кадрах кинохроники. Но в судьбах человеческих никогда не  обходится без потерь. Отчима давно уже не было, умер от инфаркта. Мама-бабушка, впрочем, быстро оправилась от переживаний, искренне радовалась внукам и помогала дочери во всем. Можно сказать честно, без матери Галка бы просто растерялась, не так-то легко детей на ноги поднимать. Со свекровью с первых же лет отношения добрые не сложились. Супруг пристрастился к выпивке и на поверку оказался никаким отцом. И в любую секундочку Галкина мама служила «палочкой-выручалочкой».

Как вдруг… мама-бабушка сильно и надолго заболела. В один год зараз перенесла  обширный инфаркт, за ним следом тяжелый плеврит, наконец, слегла   от инсульта. Уже третий день мама лежала в больнице почти без движения! У Галки   от сильного нервного расстройства помутилось в голове. Ей приходилось буквально разрываться между работой, детьми и больничной палатой… Вчера, навещая матушку, она рыдала над ее почти неподвижным телом как белуга, и сильно обрадовалась вдруг услыхав тихий материнский стон и ее слабую просьбу: «Пить!» Галка жадно поила ее с ложечки, и надеялась, что теперь-то мама откроет глаза и заговорит с ней, Галкой, по-прежнему… Но парализованная мама молчала. И дочери становилось страшно. Вдруг в Галке проснулось что-то необычное. Она перестала плакать и, не обращая никакого внимания на других больных в палате, легко сползла на коленочки и начала молиться. С грехом пополам вспомнила всего несколько молитв: «Отче наш», «Богородице Дево» и «Господи помилуй».  Она  непрестанно повторяла их вслух и свято верила, что молитвы могут поднять мать. Перед тем как покинуть больницу, она зашла в кабинет к врачу…

В белом халате перед ней сидела … Ирина. Та самая, учительская дочка, которую в далеком детстве Галка однажды просто так, ни за что, сильно обидела. Сегодня у Ирины было ночное дежурство по терапевтическому отделению. В Галкиной голове с молниеносной быстротой пронеслось какое-то смутное воспоминание, но тут же исчезло под наплывом новых слез: «Скажите, что будет с мамой?» Докторша ответила тихим голосом: «Ничего определенного сказать не могу. Все, что возможно, сделали. Надо ждать»… В пять часов утра муж Галкиной сестры постучал в дверь квартиры: «Мама умерла!» Вмиг вся Галкина жизнь превратилась в сплошное горе. Только изредка оно слегка отступало, когда потрясенная потерей дочь, читала над гробом матери «Псалтирь»…

Уже после похорон поползли какие-то странные речи с разных сторон… «Если бы не на Иринину смену пришлось, мать бы не умерла!»… «Еще бы! Она и в школе только благодаря матери хорошие оценки получала, а в мединституте-то матери нет, вот на «трешки» и закончила»… «Даже капельницу-то не догадалась поставить, еще врач называется, а в таком опасном положении капельница важнее всего – первое дело!»… Сначала Галка не обращала внимания на эти слухи. Но однажды ее будто по темечку стукнуло: а если бы был другой врач?!.. При хорошем специалисте, может быть, мама осталась бы жива?! Ох, как сильно застонало сердце: «Ну почему же она,  а не кто другой?... Господи! Как же так? ... Это ж мука невыносимая?!..»

После тягостных раздумий и страданий ответ на вопрос как молнией полыхнул, будто змея ядовитая ужалил: «А сугроб тот помнишь, в который девочку шарахнула?! Теперь сама побарахтайся!»… И Галка затряслась от нервного озноба, будто сама окунулась в тот ледяной сугроб: «Ничем маму не вернешь! Хоть волком вой, хоть белугой! А вот то, что сама кое в чем виновата, не исправишь, не повернешь вспять. Раньше надо было думать!» А раньше она не знала, даже не догадывалась, что зло бумерангом возвращается к обидчику.

Это истинная правда, горькая и безжалостная: ничего в жизни не проходит просто так! Слава Богу, Галка не озлобилась в страданиях от невыносимой потери, не впала в отчаяние, хотя долго и тяжело переживала, все не могла смириться со смертью любимой матери…

Господь протянул ей руку помощи через близких друзей, и Галка прилепилась к храму. Как же горько она рыдала на своей первой исповеди … но об этом как-нибудь в  другой раз.

 

Полина Светлых


Назад к списку